г. Тула, ул. Набережная 3
тел. 8-920-277-00-02, 8-920-270-90-26
Тульская гордская общественная организация защиты животных "Май"
- единственный в городе центр помощи бездомным животным
- гостиница-стационар для животных
- помощь в кризисных ситуациях

ХОРОШИЙ ПРИЮТ - ПУСТОЙ ПРИЮТ

 

 

 "МОЛОДОЙ КОММУНАР", 31.07.15


 

 В 1992-м году любимую собаку студентки Марины Ковсман отравили тубазидом живодеры. В 1999-м популярный журналист «Молодого коммунара» Марина Ковсман создает общественную организацию помощи животным «Май». Еще через пять лет она открывает первый в Туле частный приют для животных «Любимец», существующий вопреки всем законам логики уже 11 лет без всякой поддержки государства.

Кто-то считает ее чуть ли не подвижником, другие чудачкой, третьи подозревают в тайной корысти. Сегодня Марина сама раскрывает истинные мотивы своей деятельности, столь нетипичные для «нормальных» людей…

От «Мая» до «Любимца»

Организация «Май» возникла в мае 1999-го года. Я тогда была корреспондентом газеты «Молодой коммунар», и одной из моих тем была защита бездомных животных. Я понимала, что газетные материалы уже не помогают решить эту проблему, но хотела что-то сделать. Тогда мы и зарегистрировали общественную организацию, в которую входили в основном бабушки, которые держали у себя собачек и кошечек в большом количестве. Задача «Мая» на тот момент было просто продвижение гуманных идей через газету и помощь тем людям, которые содержат и лечат животных.

Тогда же на меня вышла 70-я скуратовская школа с предложением взять в безвозмездную аренду детский садик на 2-м Западном поселке. Этот детский сад, приписанный к школе, пустовал, и там собиралась криминальная тусовка: бомжи, алкоголики, наркоманы и т. п.

Спрашивается – зачем мне садик? Но одну из бабушек, входивших в «Май», парализовало, и в ее 2-комнатной квартире осталось семь собак. Стал вопрос: либо этих собак усыпить, либо куда-то деть. Я вывезла их на 2-й Западный поселок, потом поселила там же двух неприкаянных людей, которым негде было жить и у которых на двоих было четверо детей. Скоро я поняла, что попала в какую-то совершенно дикую историю, потому что у меня совершенно не было денег на содержание приюта – ведь я была простым журналистом. Тогда я сообразила взять в безвозмездную аренду место на автовокзале, взять на реализацию пряники, нанять продавца и за счет выручки покупать крупу, какие-то головы и лапы для этих собак.

Ветеринарный врач осматривал собак безвозмездно. Сотрудники у меня менялись, потому что неприкаянные люди скоро подтвердили свою неприякаянность, побросали детей и убежали, а следующие были еще хуже. Словом, вся эта богадельня просуществовала полгода. Потом глава поселковой администрации сказал: «Закрывай, собаки гавкают и мешают людям отдыхать».

После этого я решила, что НИКОГДА к этому делу не подступлюсь.

Подарок Спиртуса

Создание «Любимца» тоже связано с моей журналистской деятельностью. Однажды мы снимали сюжет про собаку директора фирмы «Леда» Марко Авраамовича Спиртуса. После того, как съемки были закончены, он мне сказал: «У меня есть небольшое здание недалеко от «Леды», давай я тебе его передам для приюта»? Я вздрогнула и отказалась наотрез. Он настаивал, и, наконец, один собачник уговорил другого. В итоге была оформлена дарственная здания на организацию «Май».

 «Любимец» появился в 2004-м году, то есть, через 5 лет после «Мая». Это была уже совсем другая организация. Надо было вникать в ветеринарную деятельность и начинать работу настоящего приюта. После первой неудачной попытки я поняла, что здесь должны быть приспособленные вольеры, что в приюте должна быть коммерческая составляющая, ветеринарная служба.

В чем-то нам помог Могильников, который на тот момент был главой администрации, а затем мэром, где-то кто-то помог материалами. Сначала появились 3 вольера, потом 5, потом – 10, 17, 20, 40…  Сейчас у нас 42 вольера, построенные разными людьми, в разное время, в них живут 120-130 собак, их количество всегда варьируется. Например, сегодня мы отдали одну собаку и приняли другую. Пустующих вольеров не бывает никогда.

Наши недоброжелатели любят гадать: «А на что живет «Любимец»? Наверное, стоит наконец раскрыть эту «черную штору». В нескольких тульских банках у меня кредиты. Я работаю в минус. Денег, которые я зарабатываю в «Любимце», хватает на то, чтобы я кушала и кормила своих детей. Я плачу людям зарплату, и я содержу собак. Все. Некоторых раздражает то, что я езжу куда-то в отпуск. А почему бы мне не съездить в отпуск, если я работала?

У нас нет постоянных спонсоров. Есть люди, которые видят, что здесь происходит что-то стоящее, и могут что-то пожертвовать, но это эпизодические пожертвования. Тот, кто ищет здесь второе дно, его не найдет. Могут выкопать ямы под всеми вольерами, золотых монет там  нет. Люди не понимают, что в основе «Любимца» был энтузиазм, была идея, которая воплотилась. Как она сейчас поддерживается? С трудом.

Животных не усыпляем НИКОГДА

Сейчас я размышляю над тем, как вытащить «Любимец» на тот уровень, когда он сможет себя хотя бы самообеспечить. Что такое «Любимец» на сегодняшний день? Это место, где содержатся собаки, которые никому не нужны. Платить за них приходится людям, которые их привезли. Мы берем плату по минимальным расценкам, но за счет чего-то эти собаки должны ведь жить и лечиться?

Конечно, я интересовалась постановкой этого дела и за границей, и в Москве. В Израиле проблема бездомных животных решается примерно так же, как в Америке. Там есть частные приюты, но их содержат богатые люди. Есть приюты с половиной частного капитала и половиной государственного. В Израиле я была в одном таком приюте: там все так же, как у нас: вольеры, собаки… Правда, все нечистоты там смывают шлангом, это несколько проще, но там ведь жарко… Если же в течение 30 суток для собаки не находится хозяин, ее усыпляют. В Испании я тоже была в приюте. 9000 евро в год обходится им содержание маленького-маленького центра для бездомных животных, плюс помощь волонтеров и какие-то частные вложения. Это во всем мире очень затратная и дорогая вещь. В Москве я сотрудничала с центром благополучия животных, который существовал на средства мэрии и собственную прибыль. Они страшно удивляются тому, что я до сих пор не загнулась.

В некоторых московских центрах собак вообще усыпляют от 72 часов. То есть, собака пропала, не нашелся хозяин, и ее, как Белого Бима, усыпляют через 72 часа. Мы в своей клинике не усыпляем животных НИКОГДА. Если уж совсем плохи дела, мы можем выпустить животное – привитое и стерилизованное – обратно на улицу. Хоть и редко, но такое мы делаем.

Гуманная нота

Ситуация с бездомными животными начала меняться с 2006-го года, когда глава города В. С. Могильников утвердил смету на программу стерилизации. Эта программа пошла со скрипом, но появилась хотя бы какая-то гуманная НОТА в отношении к животным. До этого все животные просто тупо убивались.

Почему я вообще взялась за это дело? Дело в том, что, когда я еще была студенткой, мою собаку отравили туберкулезным препаратом, который не дает собаке шанса на выживание, если она его съела. С этого момента в 1992-м году до 2015-го немногое, но изменилось. Во-первых, началась стерилизация. Во-вторых, появился второй городской приют. Но ситуация не изменится радикально, пока не изменится само отношение к животным. У нас собака, даже если она просто лежит на газоне, уже вызывает ненависть. Агрессия людей требует какой-то разрядки, и ее жертвой становится первое попавшееся существо, которое не может защититься.

Люди, которые приводят сюда своих животных, удивляются: почему они еще должны за это платить? Они думают, что мне кто-то это оплачивает, а я еще беру себе за это деньги сверх того. На самом деле, мы берем МИНИМУМ, который позволяет поместить эту собаку, кормить ее два раза в день, убирать за ней, сыпать опилки, убирать их, платить за вывоз мусора, платить зарплату… И еще куча налогов – мы ведь предприятие, а не виртуальная группа. Но, самое главное: мы не просто передерживаем животных, мы ищем для них хозяев. И самое главное назначение «Любимца» в том, чтобы животное и человек у нас встретились. Хороший приют – пустой приют.

Эта наша деятельность проходит успешно. Животные и люди встречаются у нас КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Но животных много и, как только они встретились, поступают следующие животные. А есть животные, которые никогда не встретятся с хозяевами, как есть одинокие женщины и мужчины. У каждого своя судьба.

Мне бы хотелось, чтобы в основной своей массе люди приходили выбирать животных, чтобы животных у нас не было. Денег мы, собственно, не просим. Я бы хотела, чтобы люди, которые к нам приходят, приносили животным сухие (или не сухие) корма. Мне бы хотелось, чтобы люди помогли в ремонте вольеров, зданий. Все корма и лекарства будут отданы животным. И в вольерах, которые вы отремонтируете, я не буду жить точно.

 

Записал ОЛЕГ ХАФИЗОВ

Фото АНДРЕЯ ЛЫЖЕНКОВА

 

Новости

Акция "Мартовский кот"   С 1 по 31 марта в «Любимце» стерилизация кошки 888 рублей (без стоимости препаратов). В другие месяцы эта стоимость - 1200 руб.  Cтерилизация двух кошек - 1500 рублей!&...ПОМОЩЬ ЖИВОТНЫМ БЕЗ КУРАТОРОВ   Внимание ! В середине каждого месяца мы собираем пожертвования для животных "Любимца", у которых нет кураторов. Они содержатся на собственные средства центра, и этих средств бывае...